Янтарный бизнес: космический хаос за копейки

Янтарный бизнес: космический хаос за копейки

0

Калининградская область — наш трофей по итогам Второй мировой войны, часть бывшей Пруссии. После развала Союза отделена от остальной России территорией не только союзной Белоруссии, но Литвы и Польши, а это теперь НАТО. На гражданском самолете туда можно долетать напрямую, а вот военные борты идут в Калининградскую область по нейтральным водам или воздушному пространству, в облет или по морю.

И кому же президент доверил этот регион? Доверил на переходном этапе, когда в Калининграде отменен порядок, по которому раньше туда можно было ввозить импортные детали, собирать из них, допустим, автомобили и потом также беспошлинно продавать их в остальной России. Его зовут Антон Алиханов. Ему — всего 30 лет. И таким образом указом президента он стал самым молодым и. о. губернатора во всей России и, безусловно, одним из самых пробивных.

Многие ахнули, когда именно он, один из новых губернаторов, оказался на одной сессии с премьер-министром на форуме в Сочи, раскритиковал там излишнюю зарегламентированность со стороны федерального центра трат из региональных бюджетов, а премьер возьми с ним и согласись.

Он, 30-летний, перескочил сразу через 17 пунктов в рейтинге губернаторов от авторитетного столичного агентства АПЭК.

«Вести в субботу» уже показали репортажи-портреты новых назначенцев президента в Туле, в Севастополе, в Новгороде и Кирове. Естественно, регион региону — рознь. «Вести в субботу» каждый раз стараются выделить там те темы, которые узнаваемы и в остальной стране и требуют свежего взгляда. Но в российской Прибалтике нельзя обойти и одну местную тему — нелегальную добычу и обработку янтаря.

— Янтарный бизнес — это же космос?

— Да, — признается Антон Алиханов, исполняющий обязанности губернатора Калининградской области.

— Как-то вы это обреченно сказали.

— Янтарный бизнес — это хаос.

Как же добывают янтарь. Неподалеку молотит мощный брандспойт. Вода размывает так называемую голубую глину, а в ней — янтарь.

Спускаемся к ручью. Вниз по течению будут насос и труба, «пульпопровод», из которого наверху получают очищенный янтарный поток. Наша задача — ловить внизу в ручье те крупные куски, которые в трубе могу повредиться.

Такое богатство и пустить бы на социальные проекты. Минимум один такой проект Алиханов уже и осуществил: между старыми немецкими корпусами уже вырос новый современный офтальмологический центр. Вырос за те считаные месяцы, когда губернатором здесь — он, Алиханов.

В одном из кабинетов проверяют глазное давление. «Вести в субботу» попросили Алиханова самого пройти экспериментальное обследование.

— А вы вообще из пугливых?

— Да нет, как-то не особо, — говорит Алиханов.

— Даже не испугались, когда вас Путин губернатором назначил?

— Нет. А чего бояться?

Тут уже и врачебный диагноз подоспел: есть идеальное зрение, но и небольшая дальнозоркость.

— Политическая?

— Политическое дальновидение, — говорит Алиханов.

Еще в этом году молодой и. о. губернатора затевает серьезную реконструкцию больницы скорой медицинской помощи и очень надеется, что и онкоцентра. Вот бы области и увеличить доходы, например, от янтаря. Вот бы…. Но пока дело обстоит так.

— В бюджете Калининградской области янтарь — главное его богатство — сколько составляет?

— Копейки, — признается Алиханов.

Действительно копейки: с такого богатства — менее полупроцента от всех налоговых поступлений. Ну, хорошо, около процента вместе с переработкой. Как так?

Специалисты здесь высококлассные, но до передачи комбината «Ростеху» системные проблемы действительно накопились.

«Рынок янтарный должен управляться и формироваться из кабинета генерального директора янтарного комбината», — отметил и. о. губернатора.

— А сейчас он откуда?

— Сейчас он формируется где угодно, но только не здесь.

Справедливости ради надо сказать, что, конечно, Алиханову досталась область, где много и хорошего сделали еще его предшественники. Достаточно проехать по, как справедливо считается, лучшей в России дорожной сети. И это не старые немецкие дороги, а новые российские.

Или вот, например, обычная калининградская хрущевка, чей фасад уже переделан под предстоящий Чемпионат мира по футболу. «Это дорого, — рассказывает Антон Алиханов. — Это самое дорогое из тех домов, которые мы сделали. Здесь решения с лепниной».

— Даже что-то такое немецко-голландское, европейское.

— Да.

Эти проекты начали еще до него, но Алиханов обещает, что такой же реконструкции подвергнутся фасады не только дюжины хрущевок вдоль «протокольного маршрута», но и десятки других. Тут-то его и перехватывает прохожая. «Какие красивые дома сделали! Я живу в доме, где обвалилась штукатурка фасадная. Наша управляющая компания не хочет реагировать», — жалуется и. о. губернатора женщина. Алиханов уточняет адрес. Без ручного управления — никуда.

О том, как он проверяет исполнение своих поручений, судим по тому, как, во-первых, он сам повел нас во дворы хрущовок, где пока все печально. Во-вторых, смотрим, как он инспектирует строительство нового терминала в многострадальном калининградском аэропорту. Сдать должны к 9 мая. И эту стройку он знает до мелочей.

«Не успели вовремя заказать дверь», — сердится и. о. губернатора.

— Это дело губернатора — знать про дверь?

— Мое дело — знать все. Контроль будет жесткий.

У терминала — печально знаменитый самолет, который выкатился за полосу, сломал шасси и парализовал главный аэропорт на крайнем западе России. Собственно, история по расчистке полосы и стала тогда первым испытанием для только-только назначенного и. о. губернатора Алиханова. К международным рейсам из Минска и Ташкента вот-вот прибавится Варшава. На подъеме и внутренние перевозки: Калуга, Краснодар, Анапа, Казань.

Из аэропорта летим на вертолете в глубинку. Когда пролетам над самим Калининградом, и. о. губернатора показывает на строящийся стадион к Чемпионату миру. Но это, строго говоря, не его задумка. А что его? Особенно Алиханов оживляется, когда в иллюминаторе начинают мелькать так называемые польдерные земли. Они разрезаны каналами водоотвода. Алиханов мне рассказывал про это еще накануне в тиши в библиотеке Кафедрального собора, где мы впервые затронули тему сельского хозяйства.

«Наши производители мяса, например, вполне себе уже добираются и до Китая отсюда. И все равно остаются рентабельными», — отметил Антон Алиханов.

— Вы как-то дежурно сказали удивительную вещь. Вы уже экспортируете мясо?

— Да, конечно.

Развивается и молочное животноводство. Мы заехали в «Залесье-Агро» и племенное хозяйство «Высокое». Но проблема — в том, что если наращивать сельхозпроизводство, то из дополнительных сельхозземель, по сути, остаются только эти самые польдерные. С воздуха как раз видно, что они часто ниже уровня моря. До Второй мировой их приводили в порядок не немцы даже, а голландцы, но с тех пор все запущено.

— Давайте про период, за который вы несете ответственность, говорить.

— За последний год у нас 26,5 тысячи гектар плюсом в оборот. Но земли когда-нибудь кончатся, а в польдерных землях сконцентрирован очень большой потенциал, потому что все, что мы могли, мы уже практически заняли, и осталось еще где-то процентов 25, — рассказывает Алиханов.

— То есть надо сейчас заниматься восстановлением этой голландской культуры?

— Да. Это очень дорогостоящее такое мероприятие.

— Но вы взялись?

— Да, конечно, выбора нет.

Пляж в Янтарном – единственный в России, которому присвоен голубой флаг экологической безупречности. За последние десять лет в Янтарном возник целый новый туристический квартал, сектор, на который можно равняться и многим курортам на юге. А неподалеку еще и Светлогорск.

Там теперь есть суперсовременный филиал калининградского Музея Мирового океана и культуры прибрежных народов. И с этого года там — шикарная выставка с Бали, из Тимора и Новой Гвинеи. И все это — в России. Но в такой части России, которая особая.

«Польша рядом», — говорит Алиханов.

— А еще Литва. Стену строят?

— Говорят, что хотят строить. Но я уже сказал, что у нас на границе отличный кирпичный завод «Пятый элемент». Мы готовы им поставлять его продукцию, потому что мы тоже против контрабанды.

Чтобы продолжить серьезный разговор об экспорте и импорте, мы попросту обязаны были пересесть на другой вид транспорта. Войдя в роль разговорчивого водителя, веду машину, которая только-только сошла с конвейера знакового для экономики области «Автотора» и должна пройти полосу автопрепятствий.

— Тряску на дороге можно сравнить с тем состоянием, в котором оказалась Калининградская область, лишившись прежнего таможенного режима?

— Да, немножко потряхивает на поворотах, — отмечает и. о. губернатора.

Как же вновь начать движение наверх? На самом деле введенную им же пошлину федеральное правительство само же и субсидирует на все 100%. А вот что реально ударило по Калининграду, так это девальвация. Соответственно, импорт хорошо бы и дальше заменять собственными изделиями и работами.

«Автотор» начинался как простая сборка в 1998 году. То есть, в принципе, это — движение вперед. В свое время. Сами стали и красить — по всем международным стандартам.

Но что же все-таки с янтарем? По прикидкам Алиханова он мог бы давать дохода в 4-5 раз больше. Как?

Найденный крупный янтарь мы сдавали рабочим, у которых — никаких карманов, только прозрачные сетки-авоськи. А как еще, если знать историю трубопровода, по которому янтарь идет на переработку? Он ведь, оказывается, не случайно теперь поднят над землей.

— Почему труба-то стоит?

— Здесь была целая спецоперация ФСБ, — говорит Алиханов. — Была врезка, то есть труба лежала на земле, и под ней сделали подкоп. Отодвигаешь задвижку, а там специальная сетка, крупный янтарь туда весь сыпался.

— И поэтому подняли, чтобы было видно, где труба проходила?

— Да. Миллион рублей в день ребята зарабатывали.

Алиханов говорит, что все адреса и явки на самом деле известны. «Я был в Балтийске, лазил по подвалам. Ребята работают. А когда их спрашиваешь, откуда вы взяли камень, потупив взор, смотрят в пол», — говорит и. о. губернатора.

Примером для подражания Алиханов считает ОКБ «Факел». Истина открывается в соседнем помещении. И она действительно внеземная. Внутри смоделированы условия космоса. Испытывают двигатели для спутников. Такие делают только в России, в Калининграде. Покупатели — американцы, французы, японцы. Они такое делать не умеют.

Истина открывается в соседнем помещении. И она действительно внеземная. Внутри смоделированы условия космоса. Испытывают двигатели для спутников. Такие делают только в России, в Калининграде. Покупатели — американцы, французы, японцы. Они такое делать не умеют.

За время, проведенное в Калининграде, Алиханов разглядел и других перспективных ребят. «Есть огромное количество креативных ребят, которые занимаются IT- разработкой разных приложений, игр. У нас самое продаваемое приложение в AppStore — для гитаристов. Разработано в Калининграде», — пояснил Алиханов.

— Это вы как специалист говорите?

— Да, я люблю играть на гитаре, поэтому знаю. Кстати, узнал только, когда переехал сюда.

Переехав, он затеял создание местного Фонда поддержки промышленности. Но что все-таки с янтарем?

Вроде бы и биржевые торги стали проводить, и так далее, но вот тот огромный камень, который нам показали, стоит 15-17 миллионов рублей. Кого же испугает штраф за незаконную добычу даже и в 5 тысяч?

Антон Алиханов открыто говорит о готовности против мафии и силовые методы применять, и существенно увеличить штрафы за черную добычу.

— Вы не боитесь такие вещи говорить перед выборами?

— Нет. Конечно, политика — это искусство, в том числе и говорить, и нравиться людям. Но мне кажется, правда — это то, что вызывает отклик в сердцах людей, — уверен Алиханов.

— А вы, значит, все-таки не технократ никакой, как вас называют? Уже политик?

— Я тренируюсь.

Имя и почтовый адрес обязательны, если Вы хотите оставить комментарий. Все комментарии проходят премодерацию. *